Как выжать из прочитанной книги максимум

12.04.11

Прочитал небольшую, но очень густую на смысл книгу Норберт Больц “Азбука медиа”. Насыщенна она прежде всего поводами задать себе вопросы. Прочитал её больше месяца назад и всё это время выписывал в тетради вопросы, которые у меня возникали. Как развивать свои издания? Каково будущее у СМИ вообще и в таких небольших городах как Березники и Соликамск в частности.

Вопросов получилось более двух десятков. Теперь я их перечитываю подобно списку в тетради Автофокус. При каждом прочтении всплывает какая-нибудь идея добавляющая понимания. Я уже писал про то, что 50% работы по пониманию книги у меня происходит до того, как я начну её читать. Сейчас я изменил эти пропорции. Раньше до того как начать читать книгу, я старался сформулировать вопросы, на которые я хотел бы получить ответы в книге. Прочитав книгу, я старался сформулировать новые понимания. Теперь после прочтения, я снова сажусь и записываю вопросы.

Коэффициент полезности чтения для меня теперь не только количество помеченных мест в тексте. Важнее количество вопросов, которые ты перед собой поставил, благодаря новой информации, найденной в книге. Новая информация — идея как её использовать, как применить, в какое действие трансформировать. Между этими двумя пунктами и стоят вопросы.

При таком чтении книга становится проводником, соединяющим тебя с новым пониманием. Она выводит тебя на новый уровень вопрошания смысла. Ты приподнимаешься чуточку выше, чтобы видеть новые неосвоенные просторы мысли. Возможно ли остановиться в этом процессе, я не знаю.

Раньше мне нравилось делать выписки, которые помогали красиво передать чужими словами собственное понимание. Теперь я отмечаю в тексте места, которые оформляют мои вопросы. Я стал понимать в чём прелесть коанов. Вдумывание в них замыкают в тебе цепь понимания. Они направляют твоё восприятие.

Из “Азбука медиа” навыписывал себе отрывочных предложений. Перечитываю их и нахожу новые вопросы. За вопросами следуют идеи, за идеями действия.

Репродуцированная информация дешева, однако внимание и способность суждения — в дефиците.

Между переизбытком информации и недостатком внимания должна помещаться опосредующая смысловая конструкция.

Attention managment.

Каждая информация поглощает внимание покупателя, богатство информации ведёт к обнищанию внимания.

Чем шире развивается информационный поток, тем более насущной становится потребность в новом виде услуг, который можно назвать сервисом смысла.

Простейший прием состоит в том, чтобы отделить срочные задачи от менее срочных.

Чем выше уровень решений, тем уже бутылочное горлышко внимания. Чем важнее задача, тем более целенаправленна и проста операция.

Богатство информации и бедность внимания — это лицевая и оборотная стороны одной и той же медали. Компьютер и Интернет создали культуру, в которой в дефиците не информация, а ориентация.

Перед нами стоит не проблема информации, а проблема ориентации. Нам требуется ежедневный Ноев ковчег во всемирном потопе смыслов. Ожна лишь информация уже не в состоянии помочь решению проблем. Её нужно отфильтровывать, конфигурировать и структурировать.

Вырабатывать смысл и продавать ориентации.

В будущем руководителем будет считаться тот, кто сможет посылать сообщения, но не будет обязан их принимать. Кто напротив, постоянно должен принимать сообщения, но не имеет права посылать свои, относится к “персоналу”.

Раньше авторитет был источником информации, теперь информация — источник авторитета. Тем не менее информация не есть мера ценности сообщения.

Газета, во-первых, обеспечивает повестку дня локального сообщества. Она, во-вторых, представляет собой организованный медиум элит. И в-третьих, она заполняет собой вакуум volonte general, а конкретнее — общественного мнения.

Массмедиа не информируют, они возбуждают.

Как люди поступают с раздражителями? Наука их объясняет, медиа — нормализуют. Это означает, что медиа заменяют объяснения как таковое повышение готовности публики к раздражению. Массмедиа тренируют восприятие раздражителей, повышая тем самым адаптационную способность общества.

Яно что сегодня политик, побеждающий в этой медиадарвинисткой борьбе за существование, — уже не диктатор. Ему достаточно включиться в круговой процесс господства: господствующий производит впечатление человека, способного к решительным действиям; производящий это впечатление привлекает к себе внимание; привлекающий внимание тем самым обеспечивает себе господствующее положение.

Политеймент: политика как единство новости, рекламы и развлечения.

Людям обычно интересны именно люди, а не политическая система и политические последствия решений в ней. Поэтому медиадизайнеры оформляют сегодня политическую коммуникацию как единство новостей, рекламы и развлечений.

Информацию, снабженную временным индексом, трудно копировать. Другими словами, важна не информация а предвосхищающая информация.

Потому многие сегодня хотят переформулировать старый гоббсовский вопрос о ядре политического: quis judicabit?, или “кто решает?”. Его хотят ставить по-новому, а именно в варианте, точно сформулированном Калом Шмиттом: quis interrogabit?, или №кто задаёт вопросы?”. Это вопрос о том, кто ставит вопросы и программирует сам по себе чужды решению аппарат.

Чувства развёртываются драматически, это значит, что нет чувств без ситуации в этом вечное преимущество рассказчика историй перед психологом.

Телевидение освобождает от действия и изымает из времени.

Участие в общение важнее, чем информация.

Интернет представляет собой гигантскую сокровищницу ответов, но у нас нет правильных вопросов.

Информация — это степень свободы при выборе послания.

Чем более технологична коммуникация, тем надёжнее она протекает. Поэтому тайна успешной коммуникации — не в способности к компромиссу, а в медийной натренированности. Соответственно, категорический императив эпохи медиа гласит: коммуницируй так, чтобы другие могли присоединиться.

Коммуникация с дальними получается всё лучше и всё хуже с ближними.

Информация лишает уверенности. Коммуникация же, напротив, дарит уверенность благодаря тем своим качествам, которыми не располагает информация, а именно: избыточности и резонансности.

Масмедиа помогают современному обществу находить темы для партнёров. А интернет, наоборот, находит партнеров для тем. Так что у нас здесь не конкуренция между классическими массмедиа и WWW, а отношения взаимного дополнения.

Существовать — значит быть воспринимаемым.

Перечитываю вопросы, потом выдержки. Записываю новые идеи и новые вопросы. Такая вот многократная перегонка смысла. Книга при этом лишь повод.

Кстати по случаю хочу поблагодарить магазин «Пиотровский«, в котором я эту книгу купил. Это один из немногих оффлайновых магазинов в которые я ещё захожу.

Книга про то, как читать книги.

(Просмотрено: 549, сегодня: 1)